Преса про нас

Владислав Троицкий: Мы начали проект "ЛСД"


Идея следующая: ведущие театральные фестивали рекомендуют трех молодых режиссеров, которые готовы приехать и работать в Харьков. Те делают спектакли с украинскими артистами. Нужно, чтобы за год было поставлено 15-20 спектаклей. Всего за полтора года украинский театр будет представлен на всех ведущих фестивальных площадках Европы и России.

Владислав Троицкий - театральный режиссер и продюсер, основатель Центра современного искусства "ДАХ" и фестиваля ГОГОЛЬFEST, создатель этно-хаос группы "Даха-Браха".
Опыт Троицкого безусловно интересен в качестве театральных экспериментов, в "ДАХе" за полтора десятилетия работали представители разных театральных школ и традиций, как, к примеру, Владимир Оглоблин - с одной стороны, и Клим, Борис Юхананов - с другой. Однако "ДАХ" заслуживает внимания и в связи с тем, что это удачный опыт существования независимой театральной территории в Украине.
В последние годы проекты "ДАХа" все больше востребованы за рубежом и все чаще вызывают восторженные отзывы.
"Украинская правда. Жизнь" встретилась с Владиславом Троицким в трудный момент: ГОГОЛЬFEST в этом году под угрозой срыва - новая дирекция "Мыстецкого Арсенала" не согласна со сроками проведения фестиваля, более того, Троицкого в этой связи вызывали в прокуратуру. Тем не менее, в этой абсурдной ситуации он продолжает мыслить конструктивно и готовить культурную революцию в области украинского театра.
- Состоится ли ГОГОЛЬFEST?
- Мы на это надеемся и делаем все, чтобы состоялся. К сожалению, часть журналистов нашу проблему превратила в скандал, начали писать, что "из Мыстецкого Арсенала" выгнали ГОГОЛЬFEST". Мне нужен не скандал, а нормальное конструктивное решение вопроса.
- Но вы же сами собрали журналистов и сообщили, что есть конфликт между вами и новой дирекцией "Мыстецкого Арсенала"?
- Да, мы объявили программу и сообщили, что есть проблема. Ее надо решать, а не устраивать скандал. Если начинается война, в результате все стороны проигрывают.
ГОГОЛЬFEST уже перерос масштабы частной инициативы - и стал важнейшим культурным событием в Украине, государственным - не по статусу, а по сути.
Группа "Даха-Браха", которую создал Троицкий
Мы занимаемся его презентацией, как внутри Украины, так и за рубежом. С нами сотрудничают очень серьезные зарубежные институции - из Европы и России: Чеховский фестиваль, Московский дом фотографии, Музей современного искусства в Перми, фестиваль "Золотая маска", BAIBAKOV art projects, фестиваль NET. Из Франции - Message, Институт Театра Польского, Институт Мицкевича. У нас есть партнеры в Испании, Италии, Венгрии.
Как мне кажется, наша стратегия совпадает с общей стратегией Украины, которая открыта во все стороны: Европа важна, но не менее важна и Россия. Кроме того, ГОГОЛЬFEST - проект, объединяющий страну. Есть электоральное разделение на восточную и западную Украину, но культура находится над региональными политическими пристрастиями. Мы себя позиционируем, как аполитичный, но государственный проект. Поэтому мы и обратились официально к президенту страны с просьбой решить проблему с "Мыстецким Арсеналом".
- А разве новое руководство "Арсенала" не понимает, что ГОГОЛЬFEST - это важно?
- Они понимают, но у них своя правда. Говорят, что "Арсенал" в аварийном состоянии, его нужно срочно ремонтировать, дальнейшее откладывание ремонта увеличивает стоимость. Согласен. Более того, Наталья Заболотная переносит собственный проект "Арт-Киев". Она предлагает перенести ГОГОЛЬFEST, она не говорила: идите вон.
Но у нас ситуация значительно сложнее: 1000 артистов из разных стран, зарезервировали время на сентябрь. Это не может быть ноябрь. Кроме того, наш проект делается именно под помещение "Арсенала", и сказать сейчас, коллеги извините, у нас не получается, это дискредитация ГОГОЛЬFEST, а заодно и Украины.
- А что это за абсурдная ситуация с вызовом в прокуратуру?
- В тот момент, когда началась стройка, директор Державного управлиння справами написал письмо в прокуратуру, чтобы мне запретили рекламировать ГОГОЛЬFEST в связи с "Мыстецким Арсеналом". Потому что нет никаких договорных отношений.
Действительно нет, потому что я не мог их никогда заключить, был договор о сотрудничестве, но с очень размытыми формулировками. Очень сложно с кем-то договариваться, все время все меняется, трудно понять, с кем ты имеешь дело.
- Вы рассчитываете на политическую волю президента? А если он не узнает, если ему не передадут, уже ведь была аналогичная ситуация с предыдущей дирекцией.
- В том-то и дело, поэтому мы хотим получить статус государственного события, чтобы не находиться в зоне андеграунда.
- Андеграунд дает свободу, разве не так?
- Не в этом случае. Масштаб мероприятия предполагает, что ты волей-неволей, зависишь от государства. Нам нужна системность, чтобы уже планировать ГОГОЛЬFEST в 2011, в 2012 годах.
- Через кого вы лоббируете ГОГОЛЬFEST у Януковича?
- Ни через кого - в том-то и дело. Наша позиция - открытое письмо. Мы не хотим кулуарных договоров, это не правильно. Мы же не делаем ничего незаконного, мы говорим, вот мы сделали фестиваль и дарим его стране. Повторяю, у нас не политический, а государственный проект.
- Каковы источники финансирования?
- Частные.
- Минкульт и городское управление культуры не участвуют?
- Мне об этом не известно, со мной никто не связывался.
- Кто именно дает деньги?
- Есть глава попечительского совета Евгений Уткин. У посольств, и иностранных культурных центров есть бюджеты для того, чтобы поддерживать приезд творческих коллективов в Украину. Идут переговоры со спонсорами, но сейчас я не готов говорить об этом. Первые два фестиваля были сделаны за мой счет. Третий - пополам с Женей Уткином. Но опять, почему все считают деньги? Почему журналисты все время говорят о деньгах?
- В Европе бюджеты крупных культурных мероприятий открыты. Известно, каков бюджет Берлинского кинофестиваля, Каннского кинофестиваля, Венецианской биеннале. Понятно, откуда поступают средства и в каком количестве. Ситуация прозрачна.
- На западе это последний вопрос, который задается журналистами, а у нас так получается, что интересует не программа, не участники, не стратегия, а финансирование. Я не скрываю, бюджет фестиваля в этом году 1 500 000 долларов. Чтоб было понятно, в Европе подобное мероприятие обошлось бы значительно дороже. Мы очень эффективно используем средства.
- В том, что касается программы, в предыдущие годы ГОГОЛЬFEST критиковали за хаотичность. Скажем, кино или музыкальная программа.
- У нас была отличная программа современной академической музыки - украшение любого фестиваля. И в этом году у нас будет не хуже. В том, что касается альтернативной музыки, мы старались собрать все, что есть живое в украинской альтернативной музыке.
- Что значит "живое"?
- Мы не занимаемся поп-музыкой, тяжелой музыкой. Мы постарались приглашать интересные коллективы, халтурного ничего не было, все было качественно. Это были, может, и не суперзвезды, но ни за один концерт мне не было стыдно.
По поводу кино, идея заключалась в том, что существующие в Украине кинофестивали представляют собственную программу. Кино и литература пока для нас параллельные истории. ГОГОЛЬFEST так рождался, что театр и визуальное искусство - это базис.
В этом году наш подход к кино и литературе будет более системным. Кино курирует Максим Иляшенко, сотрудничаем с Александрой Коваль - организатором "Львовского книжного форума". Также будет российский литературный проект. Очень много мастер-классов, больше 40: по театру, танцу, современному искусству, саунд-арту.
- А почему вы пригласили заниматься современным искусством куратора из России, украинские кураторы недостаточно хороши?
- У Кати Бочавар интересный взгляд на формирование визуальной программы - это во-первых, во-вторых - украинских кураторов очень мало и все они связаны с определенными группами внутри арт-комьюнити.
- Может все же стоит разносить во времени разные направления, как к примеру на Венеции: кино, искусство, архитектура?
- Наша стратегия, чтобы это было в одно время. Это разные творческие тусовки, на ГОГОЛЬFEST они встречаются. Это интересно и артистам, и зрителям.
- В том, что касается театральной программы, и первое, и последнее слово за Вами. Какими критериями руководствуетесь, когда ее формируете?
- Понятно, что выбор - вопрос вкуса отборщика. Моя задача представить украинскому зрителю некоммерческий театр, который здесь невозможно увидеть, показать, как сегодня в мире развивается театр. Чтобы наши молодые и немолодые режиссеры это увидели.
Но нужно понимать - суперзвезд таких, как Кастелуччи и Остермайер приглашать нереально, потому что у нас в стране нет площадок, которые могли бы принять театр такого уровня.
Но театральная программа будет очень интересной. Хочу обратить внимание на направление Новой драмы, поэтому пригласили Театр.doc, Центр Казанцева.
Новая драма связана с актуальной настоящему времени драматургией, с тем, что происходит с современными людьми, здесь и сейчас. Поэтому мы начали проект ЛСД - "Лаборатория современной драмы". ЛCД-проект - это формирование новой драматургии. Есть несколько пьес, которые будут представлены на этом фестивале. К примеру, проект "Поселок городского типа" будет представлен ГОГОЛЬFEST.
СМИ не сообщают о жизни простых людей, а на самом деле это очень интересно, так живет большинство населения Украины и России, и об этом мы будем делать спектакль, снимать кино.
Недавно закончилась трансляция сериала "Школа", его сценарист Наталья Ворожбит, кстати, киевлянка - один из кураторов проекта ЛСД. И Максим Курочкин, Аня Яблонская, к сожалению, этих людей больше знают за рубежом, чем в Украине.
- Прокомментируйте фразу "в своем отечестве пророка нет".
- А что комментировать. За последнее время у нас были гастроли в Москве, Питере, недавно в Перми. В следующем году будут во Франции, Польше, Шотландии - на Эдинбургском фестивале. За рубежом интерес к нам гораздо выше, чем в Украине.
- А что тормозит развитие современного украинского театра: отсутствие площадок, драматургии, режиссеров?
- Отсутствие школы. Все-таки современный театр - это уже другой язык, не тот, который был во времена Станиславского.
Новый украинский театр должен научиться говорить на языке, который интересен молодому образованному человеку. Молодежь в украинский театр практически не ходит. Театральным режиссером быть не модно. Практически нет молодых режиссеров, как явления.
Чеховский фестиваль хочет устроить смотр молодой режиссуры стран СНГ, Балтии и Грузии. У меня большая проблема сформировать украинский шоу-кейс, сложно найти украинские театральные работы достойного уровня.
- Почему так происходит? Каждый год театральный институт выпускает курс режиссеров. Они что испаряются? Были и есть студенты, которые интересуются чем-то кроме учебной программы... Вспомнить хотя бы 90-е в ГИТИС был знаменитый курс Анатолия Васильева, на котором учились многие украинцы: Андрей Жолдак, Григорий Гладий, Юра Яценко, Олег Липцин.
- Но они же не преподают в Киевском театральном институте.
- У Вас же был актерский курс в театральном институте. Почему не преподаете?
- Потому что не приглашали. На следующий год вроде договорились, буду набирать курс режиссеров. Но вообще, готов взять три курса: смешанный режиссерско-актерский, продюсерский, режиссеров кино и ТВ.
- Можно ведь и не в институте преподавать, непосредственно в театре.
- Есть хоть у одного из этих режиссеров в Украине театр?
- У Вас есть.
- Да, но территория маленькая. Есть Дима Богомазов с маленькой территорией. Что-то делает Юра Одинокий, есть театр Крыжановского. Малахов, бесконечно строящий театр на Подоле. Во Львове часть Кучинский. И все. Проблема в том, что молодым режиссерам некуда идти ставить спектакли.
В академических театрах практически сохранилась советская имперская система, худрук находится пожизненно на своей должности. Там не заинтересованы в ротации, это не в интересах системы, она устраивает всех и худруков, и артистов. Только половина реально играет в спектаклях, остальные просто получают зарплату.
- Что же делать?
- Нельзя резко все менять. Сейчас веду переговоры и предлагаю на базе театра им. Шевченко в Харькове создать Европейский центр инновационной режиссуры. И театр, и Харьков готовы к изменениям в большей степени, чем Киев. Попробуй тут войти в какой-то театр, сразу столкнешься с подводными течениями.
Я провел предварительные переговоры с Авиньонским театральным фестивалем, Чеховским фестивалем, Золотой маской, фестивалем Mеssage Франции, Институтом театра Польши, Институтом театра Литвы. Идея заключается в том, что они рекомендуют трех молодых режиссеров, которые готовы приехать и работать в Харьков. Режиссеры приезжают и делают спектакли с украинскими артистами, нужно чтобы за год было поставлено 15-20 спектаклей, чтобы полностью изменился репертуар театра.
Наши партнеры будут присылать своих экспертов, которые увидят, что сделали их протеже. И естественно, какие-то спектакли они будут приглашать к себе на фестивали, таким образом всего за полтора года украинский театр будет представлен на всех ведущих фестивальных площадках Европы и России.
При этом Харьковский театр становится образовательным центром. Если, например, Киевский театральный институт делает спецкурс Новой режиссуры и продюссирования, даже заочный, то год студенты должны быть ассистентами приглашенных нами режиссеров. Таким образом получат знания о разных театральных системах, поймут, как работает современный театр. Параллельно читаются сжатые лекции мастеров театра, у студентов формируется мировоззрение: театральное, эстетическое, этическое. Начиная со второго курса, они должны ставить свои работы.
Театральные продюсеры должны понимать, как организовывать современный театральный процесс. Если состоится этот проект, то через 2-3 года мы получим другого качества режиссуру и театр. И тогда имперские театры будут вынуждены тоже начать меняться. Потому что сейчас, если начать говорить "дайте возможность молодой режиссуре" - а где она эта молодая режиссура? Нет школы и нет практики.
- В Украине все, кто имеют отношение к культуре и культурной политике, жалуются на отсутствие денег.
- Сейчас в стране фактически нет институций, которые готовы эффективно использовать деньги. Дать сейчас больше денег - все равно результата не будет никакого. Сначала нужно провести структурные изменения: создать оазисы, где будет происходить культивирование новых месседжей, новых технологий в театре, в кино, в визуальном искусстве, в ТВ.
Если у нас нет своих учителей или их очень мало, нужны лаборатории, которые открыты современному миру. Сидеть говорить, что "ми такі талановиті, у нас все є" - самообман и комплекс провинциальности. Нужно принять ситуацию такой, какая она есть, использовать ее особенности во благо.
Если собственной традиции нет, то ты можешь открывать культурное пространство, как на восток, так и на запад, использовать энергию и амбиции молодых людей, для создания нового творческого продукта.
- А почему центр Курбаса не стал таким центром инноваций? И не обидно, что в свое время его дали не Вам?
- Это вопрос к центру Курбаса. Некорректно с моей стороны комментировать.
Мне не обидно, моя жизнь и работа меня вполне устраивают. Конечно, хочется большего, возможности и понимания необходимых изменений.
"ДАХ" - очень сильный проект, ничего подобного, пожалуй, нет в мире, если говорить о масштабе и амбициях. И конечно, хорошо было бы иметь большее поле деятельности, мы вошли в "Арсенал" с минимальным бюджетом и за три года сделали фестиваль, который стал лицом Украины. Его можно критиковать, говорить о том, что хаос или не хаос, да все, что угодно, но что это самое открытое и масштабное культурное событие в стране, с этим не поспоришь.
Аксинья Курина
Культурная революция 09.06.2010

Адреса сторінки: http://2012.gogolfest.org/ukr/press-about-us/kultura0906